Пятница, 21 Сентября, 2018 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Выявить злоумышленников помогает наука


Работу экспертов-криминалистов можно назвать уникальной и очень сложной. Чтобы хорошо выполнять ее, полицейским необходимо владеть глубокими знаниями в самых разных областях науки. Практически ежедневно им приходится решать непростые загадки, помогающие раскрывать преступления, применять на практике самые современные научно-технические знания. Об особенностях несения службы в экспертно-криминалистическом отделении ОМВД России по Рузскому городскому округу нашему корреспонденту рассказывает его руководитель, подполковник полиции Максим Владимирович Колганов.

Работа экспертно-криминалистического отделения ведется в двух направлениях: участие в составе следственно-оперативных групп и лабораторные исследования полученных с мест происшествий вещественных доказательств. Криминалисты помогают следователям проводить осмотр места происшествия: фотографируют, обнаруживают, изымают и копируют всяческие следы, вещдоки, упаковывают полученный материал. При необходимости разрабатывают схемы совершения преступлений, совместно со следователями выдвигают возможные версии. В ходе лабораторных исследований криминалисты изучают разные документы, например, водительские права, вызывающие сомнения в подлинности (их на исследование предоставляют сотрудники ГИБДД), поддельные денежные купюры, которые изымаются из банков.

- Максим Владимирович, а легко ли стать экспертом-криминалистом?

- Те, кого принимают на работу в полицию, могут попасть и в нашу службу. Но не всем это удается. Необходимо высшее образование - либо юридическое, либо узко специальное (автотехника, химия, биология и т.п.).

В системе МВД существуют специальные учебные заведения, где готовят криминалистов. Это Московский университет МВД России, Волгоградская академия МВД России (которую я, к слову, оканчивал). Срок обучения пять лет. Также мы можем принять на работу сотрудника с высшим химическим гражданским образованием, а потом переучить его по профилю исследований наркотических веществ, психотропных препаратов.

Кстати, на данный момент штат отделения - это четыре сотрудника: начальник отделения, старший эксперт и два эксперта.

- Какие исследования приходится вам проводить?

- Самые массовые - трассологические. Это исследования всяческих следов, за исключением отпечатков следов рук: обуви, зубов, порезы от ножей, срезанные замки, вскрытые автомобили, орудия взлома. Также мы проводим баллистические (оружие), почерковедческие и дактилоскопические исследования по постановлениям о возбуждении уголовных дел, которые выносят следователи или дознаватели.

- Куда деваются вещдоки по уголовным делам, изъятое имущество граждан?

- По решению суда либо возвращается владельцу, либо уничтожается. Оружие идет под пресс, а в дальнейшем на переплавку. Наркотические вещества сжигаются.

- Как вы относитесь к телесериалам, художественным фильмам с участием экспертов-криминалистов, следователей, дознавателей?

- Сериалам, в которых эксперты собирают всю информацию о подозреваемых в считанные секунды, не отходя от компьютера, конечно же, не стоит особо верить.

Но в будущем такое можно представить. Вот, например, в ряде стран Европы дактилоскопировано 100 процентов населения, в распоряжении полиции и спецслужб имеются образцы ДНК всех без исключения жителей, стражи порядка теперь даже переходят на исследования радужной оболочки глаз всех граждан! В некоторых других странах, например, нельзя получить паспорт, не пройдя обязательного дактилоскопирования. И все это на законодательном уровне! Подобная информация, находящаяся в распоряжении правоохранителей, весьма способствует раскрытию преступлений. Подобные шаги в этом направлении делаются и в нашей стране.

- Ну, предположим, преступников надо дактилоскопировать. Но зачем снимать отпечатки пальцев у законопослушных граждан?

- Дактилоскопирование оказывает неоценимую услугу следствию, когда нужно отсеять людей, не причастных к совершению преступления. Также снятие отпечатков пальцев помогает в поисках пропавших без вести, для установления личности потерявших память граждан, идентификации трупов, в некоторых других случаях.

- Оборудование для проведения экспертиз у вас современное? Всего ли хватает для успешной работы?

- Отделение укомплектовано всем необходимым, но, конечно же, всегда хочется лучшего. Совсем не помешал бы, например, сканер для дактилоскопии. Сейчас мы работаем по старинке: обрабатываем руки специальной краской, потом делаем отпечатки на бумаге. Сканер избавляет криминалистов от подобных рутинных операций и, кроме того, повышает точность и качество исследования отпечатков. В некоторых районах Московской области подобные комплексы уже имеются, надеюсь, скоро дойдут и до нашего отдела.

Вообще, наука не стоит на месте. В свое время огромным подспорьем для нас стали цифровые фотоаппараты: отпала необходимость печатать снимки вручную на фотоувеличителях, использовать кюветы для проявителя, фиксатора, глянцеватели, как это было в прошлом веке. А раньше, вспоминается, фотографировали «Зенитом», ночами сидели, проявляли пленку, возились с фотобумагой, печатали снимки, сушили, разрезали…

А вот криминалистический порошок, используемый для снятия отпечатков пальцев, пожалуй, не изменялся с XIX века. Как была обычная сажа, так и осталась. Раньше, правда, была печная, а теперь сажа, но с различными добавками. Принцип использования остался тот же.

- Мошенники, как известно, тоже не дремлют, и в своей преступной деятельности сплошь и рядом используют достижения современной науки…

- Да, это, к сожалению, так. Если раньше фальшивомонетчики купюры рисовали от руки, то теперь печатают их на цветных принтерах высокого разрешения. Оргтехника становится все лучше, все современнее, поэтому подделки выявить очень нелегко.

К слову, в Рузском округе поддельные денежные знаки и ценные бумаги «всплывают» гораздо реже, чем еще 10-15 лет назад: наказание за фальшивомонетничество по Уголовному кодексу очень серьезное, вплоть до 15 лет лишения свободы. Но и те образцы, что нам представляют для изучения, гораздо выше по качеству прежних подделок: они и «светятся», и в магазинах продавцы их принимают, не заподозрив подделку, и даже в банки они попадают.

- Преступники тоже стали более изощренными, чем раньше?

- Конечно! Возьмем, например, угоны автомашин. Если раньше злоумышленники проникали в салон путем грубого разбития стекла и заводили двигатель от проводков, то теперь используются более тонкие методы. Это и «глушилки» радиосигналов, и код-грабберы для перехвата сигналов с электронного ключа, другие универсальные устройства, позволяющие угнать автомобиль. Жулики теперь предпочитают не шарить по карманам прохожих, а взламывают электронные кошельки граждан, используют другие виды виртуального мошенничества. Но и сотрудники полиции, вооруженные достижениями современной науки, тоже готовы дать отпор нарушителям закона.

- Спасибо Вам за интересное интервью!

Записал Василий Миронов, фото автора.

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »