Среда, 12 Августа, 2020 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Ангел


Ангел

Той зимой у меня была тяжелая жизнь. Я очень устала: почти десять лет, как муж стал священником и мы поселились в Переделкине, я практически с утра до ночи работала у него шофером. Возила ни свет, ни заря в Москву и обратно – в час, когда все нормальные люди уже поужинали, отмокли в ванне и сидят себе преспокойно у телевизора.

Словом, как-то я изнемогла и с нетерпением дожидалась Рождества: там уже и день начнет прибавляться, там уже и святки, тут и до масленицы недалеко, а тут и Пасха с солнышком, теплым ветерком и птицами, птицами.               

И вот так, горюя и перемогаясь, я и поняла вдруг, чего именно мне особенно хочется и что явилось бы для меня подлинным утешением: увидеть своего Ангела. Вот, рассуждала я, он ведь дан мне при крещении и с тех пор ходит за мной, пребывает подле меня в моей комнате, присутствует тайно в моей машине, а я его не чувствую, не вижу, не слышу.

Думаю – причащусь-ка я в сочельник, на литургии Василия Великого, а потом еще попрошу благословения у священника, чтобы и в Рождество. «Во исцеление души и тела». А то совсем я что-то скисла и рассыпалась.

Так и сделала. Причастилась в сочельник, да еще и разрешение на причастие в Рождество вымолила. И сразу мне легче стало. Музыка какая-то в душе послышалась, свечечка внутри загорелась – тепло от нее.

Жалко только, что мужа моего поставили служить ночью на Рождество не в его храме святой мученицы Татианы, куда мои дети с внуками на большие праздники ходят, а в Храм Христа Спасителя. Там-то уж точно малые дети ночной службы не выдержат: ни присесть им, ни притулиться. Ну ладно. Пусть муж мой служит с патриархом, а я поеду туда, где мои деточки – малые и большие. А после службы я мужа моего заберу и – домой, в Переделкино.

Отвезла я его в Храм Христа Спасителя и вернулась в Переделкино за дочкой и внучкой, чтобы везти их в Татиану. Свернула с шоссе, еду по пустынной дороге, деревья все в инее, поземка по земле вьется, спешить мне некуда, по сторонам смотрю, любуюсь. А вот уже и место, где вовсе надо снизить скорость, включить левый поворотник и притормозить, потому что тут уже надо повернуть налево и въехать в ворота. Остановилась я и кручу себе руль осторожненько, поскольку дорога очень уж скользкая и ненадежная. И только я выписала этот угол в 90 градусов, как вдруг вижу – несется прямо на меня, выехав через сплошную на встречку, на страшной скорости черный крутой автомобиль – прямо метит в мою водительскую дверь. В эти считанные секунды понимаю: все! Это конец. А с другой стороны – такой покой у меня в душе и голос какой-то – тоже очень спокойный и внятный – отчетливо мне говорит:

– Не бойся! Не бойся! Не бойся!

И тут в самый последний момент водитель этой летящей на меня машины крутанул руль влево, ударил меня по касательной в левое крыло, после чего пролетел по высоченным сугробам еще метров пять, пока не врезался в железную сетку забора: она спружинила, хотя и порвалась, но остановила этот убийственный полет. Из этого BMW выскочил мужик восточной национальности и кинулся к задней двери. Он распахнул ее и вынул оттуда на руках – ребенка, лет семи. Подержал, подержал его так на весу, да мальчик затрепыхался и встал на ноги.

Все были целы и невредимы.

Но я продолжала сидеть в своей машине, которая после удара отвернулась вправо и уперлась носом в кучу мерзлого снега. Со мною произошло настоящее чудо, и душа переживала торжество, не в силах до поры это вместить и осознать. Особенно поразил меня этот отчетливо прозвучавший голос: «Не бойся! Не бойся! Не бойся!» И я чувствовала, что и носитель этого голоса должен был быть в эту минуту рядом со мной, вот здесь.

Я поняла, что Господь услышал мои тайные воздыхания и утешил меня уверением в том, что ангел, даже если он пребывает для меня незримым, все равно со мной. Я иду, и он следом. Я сплю, и он надо мной. Я пишу, и он заглядывает через плечо. Я тоскую от одиночества, а ведь я – с ним. Но и: я негодую, а он слышит мои обличения, мои несправедливые язвительные слова… И, значит, все, что происходит со мной, не остается втуне, кем-то воспринимается всерьез, учитывается, записывается в книгу, которая будет прочитана на Страшном суде.

Олеся Николаева.

 

Гордый обкрадывает сам себя

– Я умею красиво петь, – сказала ученица своей учительнице. – Я пою лучше других девочек в классе. Почему говорят, что гордость – это грех? Почему я не могу гордиться своим пением?

– Причина в том, – ответила учительница, – что гордый человек ворует у себя самого.

– Как это? – удивилась девочка.

– Бог щедрой своей рукой подарил каждому человеку таланты. Кому-то больше, кому-то меньше, но без дара не остался никто. Каждый талант особенный и неповторимый. По задумке Бога мы должны прославлять Его своими способностями и радовать друг друга. Что происходит, когда мы гордимся? Мы начинаем ждать одобрение и восхищения других людей, и если не получаем, то сильно огорчаемся. Мы сердимся и злимся. От обиды начинаем принижать способности других людей, а свои выпячиваем как особенные… И, постепенно гордые люди замыкаются на самих себе и перестают видеть, каким богатством Бог одарил других людей… Они оказываются отрезанными от красоты окружающего мира…. И как это можно назвать?

– Обкрадыванием самих себя…– ответила ученица. Но тут же спросила: – Но ведь есть люди без таланта?… Я знаю таких людей!

– Нет, милая, – улыбнулась учительница, – у каждого человека есть свои таланты. Но порой мы оказываемся слепы и не замечаем их… И такая слепота – это наша трагедия. Ведь чем больше мы заметим в других людях талантов, тем больше мы будем радоваться им, тем больше причин для радости мы найдем в этом мире.

Юлия Зельвинская

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »