Суббота, 1 Октября, 2022 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

РАДУЖНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ МОЛОЧНОГО ЖИВОТНОВОДСТВА ПОКА ПОД ВОПРОСОМ


Молочное производство остается одной из самых трудных для управления отраслей агропромышленного комплекса России. В 2013 году поставлен печальный «рекорд» — самый низкий валовой надой в этом веке. И пока что мало шансов на то, что в 2014 году ситуация в отрасли кардинально поменяется.

Впрочем, конец минувшего года вроде бы выдал проблески надежды. Нет, речь не о том, что кривая надоев пошла вверх. Нет, в ноябре-2013 молочная валовка опять снизилась и в целом и в сельхозпредприятиях. 

Но темп снижения резко снизился. Он составил соответственно два процента, что намного меньше, чем в октябре и сентябре. Более того, в декабре Минсельхоз России начал выдавать информацию о росте надоев. Но, к сожалению, очень скромном, порядка 0,8 процентов. Между тем, падение надоев с декабря 2011 до декабря 2012 года было в разы больше — почти пять процентов. Так что восстановление производства молока в текущем году даже до уровня 2011 года, как и считают в Союзмолоко, будет очень трудной задачей.

Задачей тем более сложной, что поголовье коров продолжает уменьшаться. Если к началу зимы 2012–2013 годов в сельхозпредприятиях страны насчитывалось 3608 тысяч голов дойного стада, то нынешняя зима стартовала с дойным стадом в 3520 тысяч голов. Падение — на 88 тысяч голов (на 2,4 процента). ИКАР (Институт конъюнктуры аграрного рынка) считает ситуацию со стадом даже более удручающей. Здесь приводят статданные о том, что поголовье коров в 2013 году в сельхозорганизациях сократилось на 2,4 процента. При этом, по мнению аналитиков, поголовье мясных и помесных коров значительно увеличилось, во многом за счет активной господдержки данного сектора. Если исключить мясных коров из общей численности КРС в  корпоративном секторе, выходит, что сокращение дойного стада по итогам года составляет целых восемь процентов. За последние десять лет такое уменьшение поголовья отмечалось только однажды — в 2005 году, подчеркивают в ИКАР.

Такая картина наблюдается в корпоративном секторе абсолютного большинства регионов. Приятным исключением оказались Брянская, Воронежская, Калининградская, Волгоградская, Самарская и Астраханская области, Ставропольский край, несколько республик из разных федеральных округов, всего около полутора десятка субъектов федерации. В основном это регионы средние и даже небольшие по уровню производства молока в корпоративном секторе.

А вот в ведущих по производству товарного молока субъектах федерации — явное сокращение коровьего стада. В том числе и в самом большом — в Республике Татарстан. За год здесь в сельхозпредприятиях поголовье буренок упало на шесть процентов — до 221 тысячи. Восемь процентов недосчитали в хозяйствах Кубани, к началу календарной зимы Росстат насчитал в местных хозяйствах 142 тысячи буренок. От 5 до 10 процентов более сократилось коровье стадо в таких ведущих «молочных» регионах как Алтайский край, Московская, Ленинградская, Вологодская, Рязанская, Ростовская, Оренбургская области.

Правда, специалисты отмечают количественный и качественный рост отечественной племенной базы молочного скотоводства. На днях сайт МСХ России сообщил, что число племенных хозяйств на начало 2013 года достигло 1477, что на 133 хозяйства больше по сравнению с 2009 годом. Соответственно поголовье коров увеличилось за этот период на 16,1 процента и сейчас составляет 1012, 6 тысячи голов. Объем реализации племенного молодняка КРС за последние три года увеличился на 21 тысячу голов и составил в 2012 году 99,4 тысячи голов.

За 9 месяцев 2013 года племхозами реализовано 40 тысяч голов племенного молодняка молочного крупного рогатого скота. 

Однако зависимость отрасли, особенно ее инновационной составляющей, от селекционеров зарубежья по-прежнему велика. В 2012 году по импорту было завезено свыше 50 тысяч голов КРС, за девять месяцев прошлого года — еще около 25 тысяч.

Как известно, Госпрограммой на 2013–2020 годы в области молочного скотоводства предусмотрено повышение производства продукции и инвестиционной привлекательности отрасли, выравнивание сезонности производства молока, рост поголовья крупного рогатого скота, в том числе коров, создание условий для воспроизводства в скотоводстве, стимулирование повышения товарности молока во всех формах хозяйствования. Первый год реализации документа пока мало продуктивен.

Об ухудшении показателей по производству молока и поголовью стада говорилось выше. Вряд ли можно говорить о том, что продолжилось начатое ранее смягчение сезонности в надоях. Оно сохранилось примерно на уровне 2012 года. Но возможности пастбищного периода были явно недоиспользованы. В самом деле. 2012-й год до сих пор — и справедливо — клянут за засушливость. Но за 2-й и 3-й кварталы того года во всех категориях хозяйств было надоено порядка 19 миллионов тонн молока. А в минувшем году за тот же период валовка немногим превысила 18,2 миллиона тонн.

Неблестящая ситуация и с кормовой базой на стойловый период. Правда, Минсельхоз сообщил, что «на одну условную голову КРС заготовлен 21 центнер кормовых единиц, что позволит с успехом провести предстоящую зимовку». Сомнительно. Разве может быть базой сравнения 2012 год, в котором производство кормовых корнеплодов упало на 10 процентов по сравнению с 2011 годом, сена однолетних трав — на 13 процентов, а сена многолетних трав — аж на 20 процентов. И с таким фуражным запасом молочное животноводство страны стало «минусовать» начиная с января 2013 года. 

О тревожной ситуации с «инвестиционной привлекательностью отрасли» писалось неоднократно. Достаточно сослаться на высказанную позицию Национального союза производителей молока (Союзмолоко) по этой проблеме. Но и к концу года стало ясно, что вся «вертикаль» Минсельхоза вместе с «вертикалями Минэкономразвития и Минэкономики и банковскими «горизонталями» вольно или невольно, но очень серьезно, просчиталась с объемами ресурсов, которые надо было выделить инвесторам. В результате в декабре было принято решение временно приостановить субсидирование новых инвестиционных кредитов, пока государство не погасит задолженность по ранее выданным в объеме 18,3 миллиарда рублей.

Непростая судьба постигла новый вид финансовой поддержки молочного бизнеса — субсидий на литр товарного молока. Хорошо известно, что данный вид материального стимулирования в масштабах страны действует всего один год. Но уже поздней осенью и не где-нибудь, а в штабе отрасли озвучили предложение отказаться от этих субсидий. Дескать, на реальное производство они не оказали практически никакого влияния. 

Слава Богу, доводы противников такого шага были услышаны. А доводы таковы: реальные деньги в счет субсидий пришли в хозяйства с огромным запозданием, животноводы не почувствовали «вкус» этих денег. Огромное число хозяйств, в том числе, ферме ры — а это единственный растущий сектор в отрасли — оказались отлучены от этого стимула самими условиями субсидирования.

В конечном итоге предусмотренный Госпрограммой-2020 этот вид стимулирования остался, но объем его финансирования резко сократился. А к условиям выплаты этих денег у аграрного бизнеса  попрежнему осталась масса претензий.

Одним словом, в радужные перспективы молочного скотоводства на втором году реализации аграрной Госпрограммы что-то не верится. Ни динамика поголовья коров, ни обеспечение молочных ферм кормами, ни ситуация с долгосрочными инвестициями в отрасль особой успешности зимовки скота не обещают. Разве что Небо поможет «в ручном режиме управления» земными делами.

Юрий Савин

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »