Суббота, 1 Октября, 2022 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДИВЕРСИЯ


Это дело было настолько дерзким и смелым, что мне даже сейчас не верится, как мы его тогда провернули, совершенно не обнаружив себя. Но по прошествии более трех десятков лет, когда «иных уж нет, а те далече», о нем можно и поведать. 

В июне 1979 года к нам в часть пожаловала делегация из Чехословакии — «в гости к братским советским воинам». Но, понятно, что простым воинам — солдатам и офицерам — туда путь был заказан. На расстояние полсотни метров до входа в клуб никого не подпускали, а участие в этой «дружеской встрече» принимали только отобранные и заранее вышколенные делегаты. Кроме комдива, начальника политотдела и десятка всевозможных пропагандистов-агитаторов, там были и три молодых прапорщика, которых специально переодели в солдатскую форму, изображая таким образом «отличников боевой и политической подготовки».

Заседание проходило в клубе, в небольшом конференц-зале. Через весь коридор тянулась ковровая дорожка, по бокам ее стояли линейные, словно на параде, а вход в клуб усилено охранялся. В зале, как и полагалось в то время, звучали пафосные речи о нерушимой дружбе, воинском братстве, защите завоеваний социализма.

Да, чуть не забыл — комдивом тогда был генерал Григорьев, а начальником полит отдела — полковник Мамонтов. И вот в самый разгар произнесения всех возможных клятв, заверений и обетов из-за полотна огромной картины, висевшей на стене, вдруг раздались звуки гитарных струн, и голос, отдаленно напоминавший Высоцкого, пропел измененный куплет его известной песенки о слухах: «А вы знаете, Григорьева снимают. За разврат его, за пьянство, за дебош И, кстати, Мамонтова тоже убирают, негодяя, Потому что он на Берию похож». 

В зале повисла мертвая тишина. А потом раздался гомерический хохот трех чехословацких гостей. Поднявшись со своих мест, они вышли из клуба, сели в свою «Шкоду» и укатили восвояси. Через минуту из клуба вылетели разъяренные, словно раненые звери, Григорьев и Мамонтов, за ними — толпа делегатов. Полк подняли по тревоге, начали обыскивать клуб, сняли картину, но там  оказалась только вентиляционная решетка. Ее оторвали, шарили внутри воздушного канала, но ничего, кроме пыли, не нашли. 

Начальника клуба, стукача и доносчика, сняли с должности, объявили выговоры всем имеющим отношение к клубу. Неизвестно, что творилось в штабе дивизии, куда было вызвано все командование полка. Но никаких следов так и не обнаружили.

А объяснялось все очень даже просто. Три закадычных дружка-прапорщика заранее придумали план операции. Один из них дома сыграл на гитаре и исполнил куплет, который записали на портативный магнитофон «Электроника» (самый надежный, дешевый и популярный в то время). Второй прапорщик, который по долгу службы знал все вентиляционные каналы, нашел на крыше нужную трубу. 

Глубокой ночью двое проникли в зал клуба (он не запирался) и сняли картину, а третий залез на крышу, через трубу спустил веревку с грузиком, и когда конец веревки достиг решетки, что за картиной, один из двоих подал на крышу установленный сигнал. Длина веревки была отмеряна точно, картину повесили на место. Ну, а что потом, нетрудно догадаться — к веревке привязали одноваттный динамик овальной формы с припаянными к нему проводами, и вместе с ним и с магнитофоном двое залезли по пожарной лестнице на крышу. Скат крыши был на противоположную сторону от входа в клуб, лестницу закрывали два огромных дерева, поэтому увидеть залезавших было невозможно. Спустили динамик на веревке, подключили его к магнитофону, нажали нужную клавишу. А потом спокойненько вытащили динамик обратно, все смотали и спустились по этой же лестнице вниз.

Алексей Смирнов

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »