Среда, 25 Ноября, 2020 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Правительство пообещало всерьез улучшить условия для ведения бизнеса


Россия должна совершить рывок в рейтингах, а компании — вернуться в отечественную юрисдикцию

В апреле прошлого года тогда еще премьер-министр Владимир Путин, выступая в Госдуме РФ, огласил цели своего президентства. Среди них скачок в рейтинге Всемирного банка Doing business со 120-го на 20-е место. Позже в одном из своих первых указов он уточнил срок — 2018 год.

СТО ШАГОВ НАВЕРХ

Решением задачи занялось Агентство стратегических инициатив (АСИ). 22 профильные группы начали разрабатывать «дорожные карты» реформ в отраслевом регулировании. Начали с тех сфер, где позиции России в Doing business оказались хуже всего: разрешения на строительство (178-е место из 183), подключение к электросетям (183-е) и трансграничная торговля (160-е). Следом появились «дорожные карты» по регистрации собственности, доступу к закупкам госкомпаний, «регуляторной среде для бизнеса», антимонопольной политике и образованию. До марта 2013 года будут готовы «карты» по налоговому администрированию, защите прав инвесторов и повышению доступности кредитов.

Чтобы упростить подключение к электросетям и подняться на 20-е место рейтинга, предстоит перейти к уведомительному порядку согласования и исключить из процесса сбытовые компании. «Строительная карта» тоже предлагает перейти на уведомительный порядок начала строительства, а также сократить количество проверок. «Таможенная карта» обещает оптимизацию процедур, а главное — переход на внесение таможенных платежей уже после выпуска товара. Но как только «карты» стали превращаться в нормативные акты, начались проблемы. Так, из окончательной редакции «таможенной карты» исчезла как раз новая система выпуска. В ноябре Путин ругал таможню за формальное исполнение «карты», а большинство опрошенных ВЦИОМом предпринимателей изменений к лучшему пока не заметили.

Самой проблемной стала строительная «дорожная карта», констатировал министр экономического развития Андрей Белоусов: реально исполнено лишь два пункта «карты» из 16, по которым наступили сроки.

А вот в энергетике уже есть улучшения, сообщал заместитель мэра Москвы Андрей Шаронов: сократились сроки и снизились затраты. Но на позиции России по этому показателю преобразования пока не отразились: Россия в новом рейтинге Doing business переместилась с последнего 183-го места на предпоследнее 184-е (в рейтинг были включены Мальта и Багамские острова). Зато уже есть улучшения в совокупном рейтинге: Россия поднялась на восемь позиций, достигнув 112-го места. Локомотивом стали налоговики, которые и без «дорожных карт» обеспечили скачок со 105-й позиции на 64-ю по процедурам. 

Чтобы добраться до топ-20 стран к 2018 году, предстоит ежегодно подниматься на 15 строк. А если Россия не успеет подтянуться по самым проблемным показателям, то можно перенести столицу в Ульяновск, иронизировал Белоусов: если бы условия для предпринимателей оценивались по Ульяновску, то Россия сразу бы переместилась на 70-е место. Губернатор Ульяновской области, кстати, выступил и за возвращение наименования главному городу области «Симбирск» и дал правдивую оценку злодеяниям Ленина.

МИР ЭЛИТАМ

Улучшение процедур нужно, прежде всего, малому бизнесу, на который ориентируются составители Doing business. Но в поощрении нуждается и крупный бизнес, который «упрекают в «непатриотичности», констатировал Путин в послании Федеральному собранию: компании бегут от российской юрисдикции, девять из 10 крупных сделок регистрируются за рубежом. 

В 2011 году лишь одно из 10 IPO российских компаний было проведено на отечественной площадке. В 2000–2011 годах 65 процентов размещений российских компаний прошли за рубежом. По данным НАУФОР, в первом полугодии 2012 года доля зарубежных бирж в торгах российскими бумагами выросла до 45 процентов примерно с 25 процентов в 2011 году. Когда ЦБ в сентябре продавал 7,6 процента Сбербанка через Московскую биржу, было размещено лишь три процента пакета, хотя квота составляла 10 процентов. Чтобы бизнес охотнее размещался в России, а не за рубежом, обещано создание международного финансового центра. По концепции, утвержденной в 2008 году, к 2012 году Москва должна была стать финансовым центром, сопоставимым с Шанхаем и Мумбаи. Но задача не выполнена, констатировали EY и РЭШ в исследовании «Москва как региональный финансовый центр для стран СНГ». Помешали кризис и длительные межведомственные согласования, указывают они, но есть и достижения: принятие законов о центральном депозитарии и о клиринге, объединение ММВБ и РТС, допуск Euroclear и Clearstream к рынку облигаций, введение МСФО для публичных компаний. Путин поручил при размещении приватизируемых пакетов «исходить из необходимости использования, как правило, российских биржевых площадок».

Меры по улучшению правовой среды обсуждались в рабочей группе под руководством помощника президента Эльвиры Набиуллиной с августа. Правительству направлен список поручений. Как рассказывали участники совещаний в группе Набиуллиной, по судебной системе обсуждается создание третейского арбитража Таможенного союза с приглашением иностранных арбитров, а по корпоративному управлению — закрепление принципа свободы договора в акционерных соглашениях, заключаемых по российскому праву. Для регулирования наследования бизнеса планируется создание аналога траста в континентальном праве, бенефициарами которого можно делать наследников. Также правительство должно подготовить предложения по налогообложению дивидендов по ценным бумагам и прибыли от их продажи. На совещаниях обсуждалось обнуление налога с доходов граждан от продажи пакетов в инновационных компаниях (котирующихся на биржах в профильных секторах), которыми они владели не менее года.

Налицо позитивные изменения российского корпоративного законодательства, которое становится более приспособленным к современным реалиям бизнеса и включает в себя механизмы, широко применяемые в международном праве, говорит замгендиректора по правовым вопросам «Базэла» Игорь Макаров: институты гарантий, акционерных соглашений, условных сделок. Но остаются технические моменты, которые нужно поправить, продолжает он, например, сохраняется неясность, может ли сама компания быть стороной соглашения ее акционеров. Кроме того, судебная практика отстает от развития законодательства, а это снижает предсказуемость применения новых норм и как результат препятствует должной оценке юридических рисков, констатирует Макаров.

ШТРАФ ИЛИ ГАРАЖ

Курс на деофшоризацию пока не очень понятен, замечает менеджер крупной международной компании: «То ли это борьба с серыми схемами, то ли реальное улучшение инвестклимата. Во второе пока верится меньше».

Действительно, обещая улучшение финансовой инфраструктуры, законодательства и судебной системы, государство обещает и ужесточение контроля. Правительство уже внесло в Госдуму проект закона о противодействии незаконным финансовым операциям: допускает внесудебную переквалификацию сделок налоговиками, расширяет их полномочия по блокированию счетов, делает обязательным раскрытие банкам бенефициаров компаний. Минфин же взялся готовить правила налогообложения офшорных прибылей российских холдингов.

Меры по улучшению инвестклимата далеко не всегда эффективны, говорит совладелец «Ростсельмаша» Константин Бабкин, чтобы повысить привлекательность российского рынка, нужно кардинально менять экономическую политику: снижать налоги, стоимость кредитов, ресурсов и самое важное — создавать условия, равные для всех производителей. «Властям надо решить: строить стоянки, а потом штрафовать за неправильную парковку, или начать штрафовать, а потом строить. У нас всегда сперва штрафовали», — иронизирует сотрудник промышленного холдинга.

«Ведомости»

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »