Четверг, 28 Октября, 2021 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Владимир Ленин – организатор советского террора


 

Владимир Ленин –

организатор советского террора

 

Продолжение, начало см. в «РК» № 25 (387).

 

Владимир Ленин – организатор советского террораЛенинский террор во всех областях политической и идеологической жизни породил всеобщий тотальный страх, который зажимал рты и превращал людей либо в бессловесных животных, либо в людей (антилюдей), поддерживающих все самые чудовищные репрессии и преступления партии и государства криками «Ура!» и громом аплодисментов. Это подобно тому, как во время суда Понтия Пилата над Христом собралась огромная толпа, кричавшая «Распни его!».

 

Рабство ужаса перед ЧК и военными трибуналами постепенно превращало ленинское общество в монолит, ибо перед страхом доносов, различных обвинений, за которыми следовали неминуемые репрессии, все классы и нации, все социальные слои, верхи и низы, становились равными в своем рабстве. Люди в условиях ленинского террора стали бояться друг друга: жена – мужа, отец – сына, брат – брата, стали бояться самих себя или проявления какой-либо свободы в себе, пусть только мысленно. Культ жестокости и страха господствовал в созданном Лениным государстве. Но эти аресты, осуждения и заключения невиновных людей, заключение их в концентрационные лагеря, взятие заложников из числа семей, которым угрожали репрессиями, безусловно, являются преступлениями против человечности.

 

Пожалуй, самым любимым наказанием, которое применял Ленин, была смертная казнь. Еще в сентябре 1917 г. в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» Ленин писал, что «без смертной казни по отношению к эксплуататорам (т.е. помещикам и капиталистам) едва ли обойдется, какое ни есть революционное правительство» (34, 174).

 

Эта же мысль высказана в статье «Как буржуазия использует ренегатов» (20 сентября 1919 г.). «Ни одно революционное правительство без смертной казни не обойдется... весь вопрос только в том, против какого класса направляется данным правительством оружие смертной казни» (39, 183-184).

 

Диапазон применения смертной казни в виде расстрелов и даже повешения у Ленина весьма широк. Эти расстрелы за тунеядство, за прятание оружия, за спекуляцию, сопротивлявшихся рыть окопы, за неповиновение (за недисциплину) и т.д.

 

Так, в статье «Как организовать соревнование?», написанной 24– 27 декабря 1917 г. (6–9 января 1918 г.), Ленин говорит о необходимости выработать тысячи форм и способов учета и контроля за богатыми, жуликами и тунеядцами. «В одном месте, – писал он, – посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы (так же хулигански, как отлынивают от работы многие наборщики в Питере, особенно в партийных типографиях). В другом – поставят их чистить сортиры. В третьем – снабдят их, по отбытии карцера, желтыми билетами, чтобы весь народ, до их исправления, надзирал за ними, как за вредными людьми. В четвертом – расстреляют на месте одного из десяти, виновных в тунеядстве» (35, 204). Как видно, не миновать расстрела даже рабочим, просто уклоняющимся по тем или иным причинам от работы.

 

За прятание оружия тоже расстрел. 9 июля 1919 г. Ленин писал: «Кто прячет или помогает прятать оружие, есть величайший преступник против рабочих и крестьян, тот заслуживает расстрела...» (39, 50). Вообще для Ленина расстрел (а требование расстрела, смертной казни содержится в ленинских документах несколько десятков раз) – это не что иное, как обыденный, обычный метод массового террора. В выступлении по вопросу о мерах борьбы с голодом 14 (27) января 1918 г. Ленин говорил: «Пока мы не применим террора – расстрел на месте – к спекулянтам, ничего не выйдет. Если отряды будут составлены из случайных, не сговорившихся людей, грабежей не может быть. Кроме того, с грабителями надо поступать решительно – расстреливать на месте...

 

...Пойманных с поличным и вполне изобличенных спекулянтов отряды расстреливают на месте. Той же каре подвергаются и члены отрядов, изобличенных в недобросовестности» (35, 311, 312).

 

Итак, расстрелы без суда, без выяснения мотивов содеянного и всех обстоятельств, расстрелы даже лиц, изобличенных в недобросовестности. Но что это за состав преступления – «недобросовестность», под который можно подвести все, что угодно?

 

21 февраля 1918 г. («Социалистическое отечество в опасности!») Ленин писал, что рабочие и крестьяне Петрограда, Киева и всех городов и местечек, сел и деревень по линии нового фронта должны мобилизовать батальоны для рытья окопов под руководством военных специалистов. «В эти батальоны должны быть включены все работоспособные члены буржуазного класса, мужчины и женщины, под надзором красногвардейцев; сопротивляющихся расстреливать... Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления» (35, 358). Но кто определяет работоспособность, принадлежность к буржуазному классу? Каков возраст? Как можно было объединять в одно отказывающихся рыть окопы и неприятельских агентов, хулиганов и т.д., которых, по Ленину, следовало расстреливать на месте преступления? Как можно было расстреливать женщин, отказывающихся рыть окопы? В чем конкретно состав контрреволюционной агитации? Масса вопросов, но метод один – расстрел, чудовищный беспредел беззакония.

 

Каков поп – таков и приход. Ленинская мания расстрелов охватила и окружение Ленина. Бухарин, впоследствии странным образом причисленный некоторыми авторами к демократам и «невинным жертвам» сталинизма, например, требовал расстреливать людей, получающих 4000 рублей. Это вызвало даже возражение со стороны Ленина, который в заключительном слове по докладу об очередных задачах Советской власти на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 года заявил: «...Когда тов. Бухарин говорил, что есть люди, которые получают 4000, что их надо поставить к стенке и расстреливать – неправильно» (36, 272). Что же это за власть, что же это за режим, служители которого, сами пользовавшиеся огромными привилегиями, предлагали ставить к стенке других, получающих высокую зарплату?

 

Впрочем, сам Ленин пошел еще дальше. В тезисах по текущему моменту, написанных 26 мая 1918 г. и опубликованных впервые только в 1931 г., он предлагал: «Ввести расстрел за недисциплину...

 

...Ввести круговую поруку всего отряда, например, угрозу расстрела десятого, – за каждый случай грабежа» (36,374–375). Но что это за преступление «недисциплина»? Под это понятие можно было подвести что угодно и кого угодно, в том числе, например, рабочего, нарушающего технологический режим работающего станка и т.п. А зверское отношение, связанное с расстрелом каждого десятого по принципу круговой поруки? Поистине руководителю большевистской партии нельзя отказать в изобретательности причин и поводов для массовых репрессий и расстрелов.

 

В предложениях о работе ВЧК, написанных в декабре 1918 года и впервые напечатанных в 1933 г., Ленин говорит о необходимости карать расстрелом за ложные доносы (37, 535). Создается впечатление, что Ленин подыскивал специально поводы для все более широкого применения расстрелов. Во всяком случае, их насчитывается у лидера большевиков, по крайней мере, несколько десятков, и в настоящей работе список ленинских предложений о расстрелах будет продолжен.

 

Вождь «мирового» пролетариата не считал возможным ограничиваться предложениями о расстреле применительно к населению России. Он давал аналогичные советы рабочим и других стран. Так, в работе «Привет венгерским рабочим» (27 мая 1919 г.) Ленин советовал: «Будьте тверды. Если проявляются колебания среди социалистов, вчера примкнувших к вам, к диктатуре пролетариата, или среди мелкой буржуазии, подавляйте колебания беспощадно. Расстрел – вот законная участь труса на войне» (38,388).

 

Продолжение в следующих номерах «РК».

 

Печатается по книге Э. Розина «Ленинская мифология государства».

Москва, «Юристъ», 1996.

 

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »