Любовь русского солдата


В глухом лесу под Вязьмой был найден вросший в землю танк. Когда машину вскрыли, на месте механика-водителя обнаружили останки младшего лейтенанта-танкиста. В его планшетке лежали фотография любимой девушки и неотправленное письмо:

«Здравствуй, моя Варя! Нет, не встретимся мы с тобой.

Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.

Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из трех танкистов остался один.

В сумерках въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо. Очень обидно, что мы не все сделали. Но мы сделали все, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь. Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.

У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.

Твой Иван Колосов, 25 октября 1941 года».

 

Человек, который выпустил ангела полетать

Он шел, опустив голову, и прикрыв глаза. Заметив меня, он заговорил, и я смогла рассмотреть его получше. Неряшливый вид, изношенная одежда, потухшие глаза. Он сказал: «Мадам, я голоден».

Он был очень вежлив. Я мягко ответила:

- У меня нет денег, но есть карточка, сейчас куплю вам еды.

Какое-то время мы шли молча, а потом это бездомный старик сказал:

- Скажите мне номер вашего телефона - я верну деньги, как только смогу.

Я заглянула ему в глаза, в которых затаилось отчаяние, и ответила:

- Не тревожьтесь, я не хочу, чтобы вы платили.

В магазине мы шли между рядами товаров и он, как ребенок, брал продукты с витрины и спрашивал разрешения взять что-то еще. Я с радостью разрешила взять все, что нужно, потому что в жизни я не раз совершала плохие поступки.

Я никогда не забуду его - он дал мне то, что оплатить не смогу никогда. Дал шанс дарить то, что могу, шанс явить любовь тем, кто не понят, шанс накормить тех, кто никем не накормлен, шанс стать особенной, шанс быть доброй.

Я благодарна бродяге в лохмотьях - в продуктовых пакетах он явил мне Любовь. Наделил меня большим богатством и позволил ответить на просьбу о счастье.

Да, я не ангел, но я бы хотела им быть. Просто оставаясь собой, я ранила многих. И этот человек, незнакомец, не прошел мимо - на краткий миг он выпустил ангела полетать.

Надежда Н.

 

Пусть и у них праздник будет

Эту, прямо евангельскую, историю о своих родных рассказала мне прихожанка нашего храма. Ее, тогда молодой еще, дедушка с семьей жили в деревне. Перед Пасхой отправился он на речку, чтоб поставить сеть и наловить к празднику рыбы. Чего бы лучше можно придумать? Пост у православных кончается, праздник праздников впереди, хороший улов был бы к месту.

Да вот за заботами и хлопотами про сеть как-то дед позабыл и вспомнил только в сам праздник. Пошел на речку, и за ним увязались вездесущие ребятишки. Сеть выбирает, а там столько рыбы! Мечта любого рыболова. Я тут же прикинула обстоятельства на себя. Вот здорово, такой улов! И семье хватит, и добрых людей угостить к празднику можно. Как Господь милостив, посылая такое изобилие!

А рыбак сделал так: выбрал всю рыбу из сети, да и отпустил ее снова в речку. А пустую сеть домой принес, и развесил на просушку. Мальчишки донельзя удивленные таким поступком взрослого соседа решили доложить жене рыбака:

- Тетя Мария, тетя Мария, а вот ваш дядя Мартын столько рыбы поймал, а себе ничего не взял, всю рыбу в речку отпустил.

Жена спрашивает, почему так кормилец себя повел, а он ей в ответ:

- У нас праздник, и у них (у рыб) пусть праздник будет!

А позже, на неделе, закинул дядя Мартын сеть, и улов во много раз превзошел праздничный.

Этот случай многократно потом рассказывала дочь дяди Мартына своим детям. И мне Господь дал прикоснуться к этой были, и умилиться чутким сердцем простого русского человека, всякую тварь милующего.

Лидия Вакина.