БЕСЕДА С ПРИХОЖАНАМИ 2


Так вот, сказано: или ни покупать, ни продавать, или вычеркнут из Книги Жизни. А почему же вычеркнут из нее? Лично я дерзаю думать: именно то, что человек добровольно лишит себя свободы, добровольно принимая эту печать, этого, мне кажется, достаточно, чтобы объяснить, что значит «вычеркнут из Книги Жизни». Потому что Бог дал человеку свободу, которая есть богоподобное свойство, а он отдаст ее власти антихриста ради купли-продажи. Что печать от темных сил — это также совершенно очевидно, и в России, надеюсь, не надо никому доказывать. Не добрые же люди будут ее ставить, чипизировать все население Земного шара, чтобы его полностью поработить, сделать людей какими-то биороботами! А это и есть лишение человека даже элементов личной свободы. Но люди, чтобы иметь возможность покупать и продавать, будут добровольно принимать эту печать. Но не все, что замечательно. Откровение нам определенно говорит, что не все. Все-таки найдется достойная, хотя, видимо, небольшая часть человечества, которая не захочет этого делать. И эти люди будут сохранены Богом. А сколько об этой печати с IV века было написано! Сколько было гаданий, сколько предположений всевозможных! Но никто не мог понять. А древние мудрые Отцы Церкви говорили, что смысл Откровения святого Иоанна Богослова окончательно раскроется только в конце веков, когда все будет предуготовано. Тогда раскроется весь смысл Откровения. А сейчас — в IV веке, в X, в XIX веках — он нам только как бы слегка приоткрыт. Есть много такого в Откровении, чего мы пока не знаем. To-есть, пока нет такой полноты признаков, чтобы говорить, что завтра конец мира. Однако растущее их количество заставляет разумных людей задуматься. Я вообще историк по образованию, а в исторической науке существует принцип трехчленного деления исторического периода. Исторический период — особенно это заметно в истории культуры — может быть разделен на три части. Очень просто: начало, середина и конец. Зарождение, расцвет, увядание — такова, по сути, каждая культурноисторическая эпоха. Возьмем какой-нибудь всем известный период культуры, скажем, эпоху Возрождения — все знают, что это такое: итальянская культура, гуманизм и прочее. XIV век начало — раннее Возрождение; XV — начало XVI века — высокое Возрождение; потом упадок — позднее Возрождение. Кончилась эпоха — упадком. Этот культурноисторический принцип вполне приложим и к периоду конца мира. И я смею думать: в настоящее время можно констатировать по полноте признаков, что мы находимся в начале апокалиптического периода. В начале. Сейчас у нас — ранний Апокалипсис. Мне кажется, что полнота перечисленных признаков как раз такова, что уже можно говорить об этом начале. Не о расцвете и, тем более, не о конце, не о длительности этого периода, но именно о начале. Это, однако, значит, что мы уже набрали признаки, которые с полным правом можем охарактеризовать, как апокалиптические. Как долго продолжится период начала, никто не знает — это скрыто. А дальше увидим — признаки сами покажут. И в связи с этим, хочу предложить вашему вниманию еще некоторый материал, который непосредственно почерпнут из Откровения, и требует объяснения. Все, о чем мы сейчас с вами беседовали — есть лишь некоторое обобщение того, о чем в церковной среде постоянно говорят. А теперь, в принципе, можно было бы частично коснуться самой структуры Откровения, но частично, поскольку мы только в начале периода, и полностью отождествить образы с реальностью мы пока не можем. Скажем, нет полного объяснения действиям Ангелов, когда говорится, что Ангел выливает чашу гнева Божия на море, на землю, на Солнце. Как это будет, что это: середина или конец, когда это сбудется — мы ничего пока не знаем. Эти образы описывают уже не начало Апокалипсиса, а, так сказать, его расцвет. И все связано с духовной историей. Но можно думать, что все будет происходить одновременно с какими-то природными катастрофами, жуткими политическими и военными событиями. Итак, достаточно точно всю структуру Откровения можно будет, видимо, понять лишь тогда, когда мы будем внутри Апокалипсиса целиком, так сказать. А пока мы говорим только об общих вещах и лишь в самых общих чертах. Поговорим о первой части Апокалипсиса, которую можно отождествить с Посланиями семи церквам. Она состоит из приветствия, свидетельства о Христе — вводная часть, потом идут сами Послания, которых семь. Кто интересовался Апокалипсисом — тот помнит, что в первых трех главах упоминаются семь церквей, которые выступают, как адресаты посланий. Они получили названия от греческих городов на западном побережье Малой Азии: Эфес, Смирна, Пергам, Фиатир, Сардис, Филадельфия, Лаодикия. В древности они были известными городами. Ныне они — маленькие городки, которые в XIX веке были просто поселками. Но теперь, благодаря современной популярности Апокалипсиса во всем мире — кстати, это тоже немалый и новый признак — города эти стали широко известны. Сейчас они находятся в составе Турции, и стали туристическими объектами: есть специальные туры по этим семи церквам. Что там говорят турки, не знаю, но, думаю, не случайно эти города теперь возродились в исторической памяти. Для чего-то это надо. Итак, к Ангелам этих семи церквей обращается Дух Божий. Повелевает святому Иоанну Богослову написать к ним Послания. По поводу всего текста Откровения существуют недоумения. В том числе, никто до конца не знает, что это за Послания, почему они адресованы этим городкам? Что там такое происходило? Есть много теорий. Есть теория, которая считает, что семь церквей-городов — это знаки семи исторических периодов: от начала христианства до конца мировой истории. Каждая церковь есть некоторая историческая общность, группа верующих. В наше время эта теория не считается состоятельной. Справедливо говорят, что с давних времен, как только начали этим заниматься, каждый толкователь притягивал периоды к своему времени. И ученые люди говорят: «Ну, это ненаучно, сейчас вы притянули к своему времени…». Однако скажу вам: возможен другой взгляд. В одной рукописи об Апокалипсисе 20-х годов минувшего века, был проведен очень простой и для исторической науки обычный текстологический анализ через сопоставление текстов всех семи Посланий между собой. Дело в том, что все семь Посланий составлены по одной схеме: обращение к Церкви, дела, испытания, упрек (что Дух имеет против), увещание, оценка, награда. Автор рукописи расположил тексты по этим пунктам и столбиком выписал все параллели по всем семи Посланиям. К сожалению, сейчас рукопись считается утерянной, Так случилось… Рукопись эта была известна лишь узкому кругу людей. Тексты эти обычно цитируются по отдельности, кусками, вне внутренней связи. Так и в серьезных богословских трудах, где обычно собрано много ценного материала. Но если говорить о научном подходе, то следует рассматривать все эти семь Посланий как некую единую целостность, построенную по закономерностям внутреннего динамического развития однородных признаков от первой церкви — к седьмой. При этом можно видеть в характеристиках семи церквей религиозно-культурную типологию, поскольку эти понятия тесно связаны. Признаки, оставаясь однородными, изменяются — от одного Послания к другому. Поэтому между церквами есть явная общность. Возможны два варианта: либо церкви сосуществуют одновременно, либо последовательно. Но одновременно они быть не могут, так как истинная церковь только одна. Остается признать их последовательность, то есть историческую преемственность единой Церкви в исторической вариативности. Теоретически это очевидно даже без каких-либо ссылок на конкретные события истории. Учитывая, что по тексту последняя церковь отвергнута Богом, можно согласиться, что Посланиями охвачено все время от написания книги и до конца мира. Другой вопрос — локализация периодов в реальной истории, возможная лишь при окончательных оценках. При этом, очевидно, нет жестких границ между всеми семью периодами. Реально в истории происходит появление и развитие признаков, которые реализуются в следующем культурно-историческом типе при достаточном их умножении. И в данном случае можно говорить о «культурно-религиозном» типе семи исторических периодов, намеченных в Откровении. Можно думать, что с самого начала зарождаются и прорастают и пшеница — дела, и плевелы — отрицательные признаки всех семи периодов. Но они развиваются различно, созревают в разные периоды и в разных местах по-разному. Плевелы все более развиваются к концу. Также и основные достоинства — дела каждой Церкви — могут, видимо, достигать апогея в тот или иной период и оставаться, но во все более умаленном виде, до конца времен. И выясняется, что по признаку дел у первой церкви дела наибольшие, а у последней — наименьшие. А награда — «Дам побеждающему» — идет по пути постоянного возрастания: чем меньше дел у церкви, тем выше награда «побеждающему». Кто же «побеждающий»? — Это тот, кто победил искушения и соблазны, каковы бы они ни были, и сохранил безусловную верность Господу Иисусу Христу. Здесь можно подразумевать, видимо, и группу людей, и отдельного человека. Остановимся на первом Послании — Ангелу Эфесской церкви. Схема здесь и далее однозначная: в начале образ Самого Господа: «Так Говорит Держащий седмь звезд в Деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников», — это от имени Духа Божия; затем — характеристика Ангела: «Знаю дела твои…» — перечисляются дела далее: «Но имею против тебя…», указываются недостатки дел — церкви-то все земные, здесь нет совершенства. Поэтому Дух увещевает: «Вспомни…», но в целом у Эфесской церкви дела очень положительные, а далее, последний пункт: «Дам побеждающему». И вот что ждет победителя: «Дам вкушать от Древа Жизни, которое посреди Рая Божия». Это нас относит к Книге Бытия, туда, где было насажено Древо Жизни в раю, но Адам был недостоин вкусить от него. Это первая награда в списке семи церквей. Дальше, в Послании Ангелу Смирнской церкви, видим ту же схему: «Знаю твои дела» — «Имею немного против тебя» — «Покайся» — «Дам побеждающему». Описания общего понижения духовности здесь перечислять необязательно, а вот как идет повышение награды — «Дам побеждающему» — это обращение к каждому, и потому обратим на это особое внимание. Итак, в Смирнской церкви: «Побеждающий не потерпит вреда от второй смерти». В Пергамской церкви: «Дам вкушать сокровенную манну… Дам ему белый камень, и на камени написано новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает». — В Фиатирской церкви: «Имею против тебя» — здесь уже дела ослабевают. Хотя бы то, «что имеете — держите, пока приду». Какова же награда? «Кто побеждает… тому дам власть над язычниками… дам звезду утреннюю». — В Сардийской церкви: «Знаю твои дела» — они также уменьшаются. Посему «Бодрствуй и утверждай прочее, близкое к смерти» — Бодрствуй!Дела здесь плохие: «Носишь имя, будто жив, но ты мертв». Что «дам побеждающему»? — «Побеждающий облечется в белые одежды, и не изглажу имя его из Книги Жизни, и исповедую имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его». Награда заметно повышается. В Филадельфийской церкви дел немного: «Знаю твои дела; вот, Я отворил пред тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты немного имеешь силы…». Силы — немного, но сразу далее: «сохранил слово Мое, и не отрекся Имени Моего». И в этом — победа! А «побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем, на побеждающем, — имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое». Это еще значительно более высокая награда Тут потрясающее что-то — «столпом в храме Бога Моего»!Вы слышите? И это при том, что силы немного, но Имя Божие — сохранил. «Силы имеешь немного…». И, наконец, последний Ангел — Лаодикийской церкви: «Знаю твои дела» — и вот тут-то, как раз, самое страшное: «Ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих». Тут, я думаю, нужно прочитать до конца: «Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, — огнем!— чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, — купить, — чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть». Это все Ангелу седьмой церкви говорится, последнему. В увещании Дух Божий даже объясняет: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною». Это все к последнему Ангелу. Что же «дам побеждающему»? Побеждающему, — вот, слушайте!— «дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его», Конец. «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам». Здесь есть о чем задуматься. От Эфесской церкви — к Лаодикийской идет очень грозное снижение, от полноты — к минимуму духовности. Для Лаодикийской церкви дело складывается совсем плохо. И именно к Ангелу Лаодикийской церкви обращены очень известные в церковной жизни слова о «теплохладности»: это особый грех, за который Господь как бы выплевывает эту церковь из Своих уст, потому что «не горяч и не холоден». То есть, всего хуже — быть не горячим, не холодным, а теплохладным, равнодушным. Даже не только горячим, но и холодным лучше быть, оказывается!То есть, какая-то определенность нужна. Понимаете? Хуже всего — ни то, ни се!Все верующие, все, если хотите, немножко православные, немножко ходят в храм, немножко молятся… Все немножко знают чего-то… Вот так!А, тем не менее, почти никто по существу заповедей не исполняет. Не холоден, не горяч. Но все толерантны… Я не хочу напрямую сводить все к современности, потому что мне, конечно, вновь скажут: опять ты притягиваешь к нашему времени!А, может быть, мы еще пять тысяч лет проживем!». Я согласен: хоть и утверждаю, что у нас период раннеапокалиптический, но Бог в силах в любой момент остановить всё!Он может затормозить ход истории. Бог может? Может — Он всесилен! Он может послать нам какихто великих учителей и пророков, дать такие дары, такие дровные силы, что мир перевернется — это же может быть? Все может быть! Но пока этого нет. И нужно ли? Говорить можно только о том, что есть. А есть, всетаки, возрастающая полнота апокалиптических признаков. Вот как нужно прочитывать на самом деле весь этот текст. Евангелие нас учит об упадке веры к концу времен: «Сын человеческий, пришедши, найдет ли веру на земле?» — говорит Иисус Христос, указывая важнейший признак. Отцы Церкви так и понимали ход исторического времени. Святой Антоний Великий, например, говорит: «Что сделали мы?» — спрашивают его ученики. «Мы выполнили заповеди!» — «А те, которые будут после нас?» — «Они сделают половину». — «А те, кто будут потом?» — «А те не сделают ничего. Но у них будр такие искушения, что они больше сделают, чем мы». Отсюда изложенная схема прочтения является чрезвычайно важной для понимания всего Откровения. Чем слабее общая духовность Церкви, тем больше требуется усилий от каждого отдельного человека. «Побеждающий» — это, в возможности, каждый отдельный человек. Кто хочет быть побеждающим, тот и побеждает. И он получит ту награду, которая в этом периоде ему обещана. Какое это имеет отношение к нашему времени? Думается, самое непосредственное. Потому что, ведь если брать исторически, то мы неминуемо находимся в каком-то из этих периодов. И, может быть, в одном из последних. Потому что, как выяснили, есть определенный уровень полноты времен, полноты признаков. В настоящее время — уровень приближения к антихристианскому мировому государству. Поэтому можно говорить, что в Посланиях семи церквам пророчески, в образах представлена историческая картина бытия Церкви и ее борений, но которая окончательно будет понятна только при полноте признаков Апокалипсиса. Но и сейчас их уже много! В самом деле, смотришь на жизнь Церкви, и невольно думаешь: а что там, в сердцах, с теплохладностью-то делается? И в моем собственном сердце, и вообще всюду, не слишком ли много этой теплохладности? Конечно, теплохладность была всегда, но есть и горячность, даже есть и пламенность!  Но вот, я могу сказать, например, что знаменитый исповедник веры XX века — святитель Кирилл (Смирнов) — митрополит Казанский, он, как раз, принимал эту историческую концепцию и говорил, что у нас Филадельфийский период. Он был предан смерти в тридцать седьмом году. С тех пор прошло уже более семидесяти лет… Однако смею думать, мы живем все еще в Филадельфийском периоде. Главные признаки: хранение слова Божия и верность — не отрекся!Имени Его, указывают на этот период. Пока бдительно храним истину, и Бог нас хранит. Когда же все кончится? Когда победит теплохладность. И отдельные люди, и Церковь, как совокупность верующих, будут думать, что они богаты, не замечая своей наготы. Как это часто бывает — когда человек богат, но безнравственен. Так может легко произойти и со всеми, и с каждым. Со знатным — незнатным, может быть с простым мирянином, а может даже и с каким-нибудь митрополитом такое случится. Теплохладность равна для всех. И еще признак: конец придет «по совершенном низложении силы святого народа» — это уже высказывание из книги пророка Даниила, в главе двенадцатой. Святой народ — это Церковь Божия. И нетрудно видеть и показать, что святой народ исторически постепенно утрачивает свою силу (впрочем, он может и укрепиться через усердие в вере). Этот процесс развивается неоднозначно, но последовательно. А совсем недавно прошло сообщение, что в Иерусалиме собираются «закрыть» храм Гроба Господня якобы за неуплату долгов. Как не вспомнить: «Когда увидите мерзость запустения на месте святе, знайте, что время близко…». Сегодня я хотел вас кратко познакомить с общим обзором апокалиптических признаков, которые позволяют судить, насколько сегодня существует апокалиптическая ситуация в мире и, в частности, в нашей стране, и как это связывается с историческим взглядом на Послания семи церквам. А дальше — когда завершится период семи церквей, идет прямой, уже, так сказать, цветущий Апокалипсис. Все, что дальше идет — после завершения событий, описанных в Посланиях семи церквам. Затем уже идет «отверсто небо», звуки труб, пренебесные образы, Ангелы, чудовища. Они — лично мое мнение — скорее всего, найдут полное понимание и объяснение тогда, когда начнется последнее гонение на христианскую веру. Тогда произойдет катастрофа внешней Церкви, которая, по схеме Посланий, соответствует Лаодикийскому периоду. Эта духовная катастрофа в мировом государстве (или накануне его образования) вызовет, можно думать, настоящий и окончательный апокалиптический взрыв. Тогда и будет осуществление всех последующих признаков, начиная с четвертой главы, но которые невозможно, по-настоящему, описать, пока они не начнут совершаться в действительности. Будет и пресловутый Восьмой Вселенский собор. Но мучительное царство антихриста будет недолгим — всего лишь три с половиной года, после чего последует Второе пришествие Христа. И произойдет полное духовное обновление мироздания. Все ясно совершается по пророчествам Церкви! Что же делать нам? «Когда же увидите все сие сбывающимся, восклонитесь и подымите головы ваши, ибо приблизилось избавление ваше», — сказал Спаситель. А кто-то из старцев сказал «Завтра конец мира — а пшеницу сей». Этим и нужно руководствоваться современному христианину. Важно знать и наблюдать развитие признаков в их совокупности, ожидая исполнения времен, но не бояться. Борьба добра и зла обостряется. Если народ образумится, и люди сумеют сойти с нынешнего самоубийственного пути безверия и разврата, то Бог продлит время. Быть может, даже пошлет мудрых, подлинно государственных мужей, которые способны понять, что происходит, не убоятся и смогут на время противостать всемирному безумию. И нужна духовная практика — усердно молиться, зная, что все направлено на совращение с пути веры и молитвы. «Бдите и молитесь, да не внидете в напасть». Следить за собственной теплохладностью, чтобы она не победила нас. И помнить о том, что обещано «побеждающему». К небу имеем сердца!Если сердца наши горят — а это, увы, бывает очень редко и мало — мы не останемся без Божией помощи в любой, даже самый непредвиденный и необычайный момент!