Среда, 19 Июня, 2019 | пользователей онлайн
 
Герб города Руза

Гарнизоны без погон


Незавидная судьба оставленных военных городков

Судьба оставленных армией военных городков или, другими словами, распогоненных гарнизонов, незавидна. Их на сегодняшний день — с обветшавшими жилыми домами, с забитыми окнами брошенных жилищ, с прохудившимися коммуникациями, затопленными отходами жизнедеятельности подвалами и коптящими котельными, — не определившихся в дальнейшей принадлежности, осталось 2800. 1200 из них со скрипом, с проблемами и скандалами, не мытьем, так катаньем, но все же передаются местным муниципальным властям. По словам нового директора департамента имущественных отношений Минобороны Дмитрия Куракина, этот процесс (передача 1200 городков) должен быть завершен в первом квартале будущего года. А передача 450 городков и 300 детских садов — до конца этого года. Но «должен», «проведен» и «закончен» — слова разные не только по значению, но и по сути.

Проблема всем известна — местные власти не хотят брать эти бывшие военные городки на свое содержание без соответствующих финансовых средств на их обслуживание и ремонт. Чаще всего они требуют привести это жилье и соответствующую ему инфраструктуру (не только школы, магазины, поликлиники и детские сады, но и коммуникации — канализационные, водопроводные и теплосети, котельные) в надлежащее состояние, решить все вопросы с кадастровыми органами по определению, описанию и юридическому закреплению границ земельных участков, на которых городки расположены, а потом они будут готовы подписать акт приема-передачи бывшего гарнизона. Но такой процесс, утверждает господин Куракин, практически маловероятен. 

Причин масса. Дело в том, что те городки, которые передаются местным муниципальным властям, не сильно отличаются по своему состоянию от имеющегося на балансе муниципалитетов жилищного фонда, никогда не имевшего и не имеющего к армии никакого отношения (у нас все жилье по стране за пределами 100 километров от столицы примерно в таком же состоянии, утверждает чиновник). С другой стороны, ремонтировать жилой фонд должен тот, кто потом будет его эксплуатировать. Бессмысленно поручать делать апгрейд тем, кто знает, что после ремонта он избавится от этого имущества — понятно, какого качества будут такие работы. И еще одна, но, пожалуй, главная причина — у военного ведомства нет средств не только на приведение оставленных военных городков в полный порядок, но и на их содержание. Бюджет Минобороны, несмотря на тянущиеся с советских времен мифы и разговоры о бездонном кармане генералов, на самом деле крайне дефицитный. И денег на обслуживание даже собственных гарнизонов ему решительно не хватает. Что уж тут говорить о гарнизонах, оставленных армией.

Многие помнят телепередачу из подмосковного поселка Ильинское, где на выездном совещании правительства его глава Дмитрий Медведев критиковал бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова за безобразное состояние этого населенного пункта, оставленного армией. «Нам выделено 40 процентов средств от необходимых, — объяснял ситуацию Сердюков, — и все деньги уже истрачены минувшей зимой. Могу передать городок вместе с дефицитом». А дефицит не принимается. Но от решения вопроса, принимать городки или не принимать, денег больше не появится, да и жизнь их населения тоже не улучшится.

Поэтому сегодня на правительственном уровне принято решение отдавать муниципалитетам оставленный армией жилой фонд в том состоянии, в каком он находится. Хотя об этом правительственные СМИ не распространяются. Понятно почему. Выколачиванием денег из Минфина или местных бюджетов на ремонт и содержание оставленных городков должны и будут теперь уже губернаторы и мэры. Такого же мнения придерживается и новый министр обороны генерал армии Сергей Шойгу.

На недавнем семинаре с доверенными лицами президента Владимира Путина он пообещал им, что армия передаст освободившиеся 2800 городков местным муниципалитетам без каких-либо обременений. Избавляться от ненужного военным «балласта» Шойгу собирается активно. «Министерство обороны должно быть Министерством обороны Российской Федерации, должно оборонять страну, заниматься строительством Вооруженных сил, а не торговать имуществом. Тогда сам источник этого всего (видимо, коррупции) уйдет», — сказал на той встрече генерал армии.

По его словам, торговлей высвобождаемым имуществом должно заниматься Росимущество, а утилизацией военной техники — заводы-изготовители. «У меня на складах лежит, и мы охраняем 300 тысяч тонн железа. Наше дело этот металлолом охранять? Заберите его», — заявил министр. Глава военного ведомства рассказал, как хитрят региональные власти. «Например, говорят: сосновую рощу берем, а город оставьте себе». Впрочем, министр сдаваться не намерен. «Пусть забирают без капризов», — говорит он. Тем более что по Бюджетному кодексу армии запрещено содержать не принадлежащие ей жилые корпуса, школу, детские сады и другую социальную инфраструктуру. Все это — забота местной власти.

Армия стремится избавиться и от несвойственных ей функций. В том числе и от торговли излишками недвижимого имущества, земель, устаревшей боевой техники и утилизации просроченных боеприпасов. Всем этим, по мнению министра обороны Сергея Шойгу, должны заниматься специализированные организации. В частности, реализацией военного имущества — Росимущество. Такой подход, кстати, подчеркнул и уже упоминавшийся в этом материале директор Департамента имущественных отношений Минобороны Дмитрий Куракин, поможет избавить военное ведомство от коррупционной составляющей. Правда, и Росимущество не торопится подставлять свое плечо армии. Оно уже занималось этой работой. И без особого успеха. Повторять пройденное не очень хочется.

И распогоненные гарнизоны, на наш взгляд, будут еще долго оставаться головной болью и армии, и местных властей. А главное — проживающих там людей, за которых теперь никто не хочет быть в ответе.

«Независимое военное обозрение»


КСТАТИ

Надо договариваться

Принимать в муниципальную собственность бывшие военные городки в плачевном состоянии, без ремонта зданий, инженерных и коммуникационных систем, либо без выделения средств на эту работу местные чиновники не хотят. А денег под такую задачу у Минобороны нет. Из 7500 подлежащих отчуждению военных городков дополнительных вложений требуют 2800. По 1200 объектам вопрос сейчас решается. Новых хозяев пока обрели всего 120 бывших гарнизонов. Аналогичная ситуация с ведомственными детсадами. Хотя есть решение о передаче дошкольных учреждений Минобороны до Нового года, она не выполнена и наполовину — 195 садиков муниципалы приняли на свой баланс, а около 300 еще числятся за военными.

Мало того, оставшиеся в покинутых военными городках люди, как правило, никакого отношения к армии не имеют. На их охрану министерству приходится выделять 7500 солдат. Поддержка жизнедеятельности бывших гарнизонов ежегодно обходится военным в сумму, которой хватило бы на содержание двух полноценных бригад со всей их техникой и вооружением.

Так что же делать? Куракин считает, что нужно договариваться. Но не о разделе финансового бремени между военным и гражданскими ведомствами, а о приемлемой для всех форме передачи армейской недвижимости. Ее вместе с земельными участками Минобороны согласно отчуждать безвозмездно. Это уже делается в Приморье, Якутии, Ленинградской и Мурманской областях. До конца нынешнего года к новым хозяевам перейдут 450 военных городков.

«Российская газета»

Вернуться к списку статей >>>
Мы в социальных сетях
    Twitter LiveJournal Facebook ВКонтакте Blogger
Контакты

Телефон: (916) 458 22 26
Email: info@ruza-kurier.ru

Подробная информация »